aif.ru counter
Рада БОЖЕНКО 0 745

Доносы и «стукачи». Зачем школьники пишут на друзей и учителей докладные

Вместо драки на школьном дворе – жалоба завучу. Так современные школьники решают свои проблемы. Хорошо это или плохо – разбираемся с экспертами. Подробности в материале URAL.AIF.RU.

Читатели «АиФ-Урал», как, впрочем, и пользователи социальный сетей, отметили тенденцию школы дня сегодняшнего: в образовательных учреждениях происходит «круговорот» докладных записок. В администрации школ жалобы пишут все: учителя на учеников, ученики на учителей, родители на учителей, школьники… друг на друга. Докладная – это цивилизованный путь разрешения конфликта или доносительство? Пытаемся разобраться.

Вовочка поумнел

Откуда в школьных анекдотах взялся Вовочка? Конечно, из жизни. Вовочки – докучливые дети, срывающие уроки, плюющие на обойму двоек и ходящие на ушах во время перемен – в классах всегда были, есть и будут. Но если раньше педагоги решали эту проблему просто – профилактической беседой с возмутителями спокойствия или, в крайнем случае, с их родителями, то сегодня любой смешок на уроке или опоздание на занятие могут стать поводом для написания докладной директору школы. Вовочки тоже поумнели. Они не только выкладывают видео педагогического срыва в социальные сети, но и строчат вполне себе грамотно составленные жалобы всё тем же директорам: «Довожу до вашего сведения, что сегодня на уроке учитель географии лишил меня частной собственности, отобрав сотовый телефон». Родители бодро включились в этот процесс – по их заявлениям администрации школ вынуждены менять классу предметников или лишать учителей классного руководства. Впрочем, и детские межличностные конфликты сегодня нередко решаются посредством официальной переписки.

«Ничего удивительного в этом нет, - считает уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области Игорь Мороков. – Нас учат сегодня, в том числе система образования, что любая информация, если мы хотим, чтобы она была рассмотрена, была ещё и «задокументирована», «оформлена», «утверждена», «подписана» и так далее. Простыми разговорами уже мало что удаётся решить. И, знаете, докладная – это не плохо. Больше скажу, жалоба – это подарок, возможность всем участникам конфликта выйти на достойное, цивилизованное его разрешение. В том числе возможность для руководителя образовательного учреждения продемонстрировать свой управленческий талант. Но это возможно при одном условии – если жалоба (докладная) не будет положена под сукно. К сожалению, сегодня найти правду в конфликтной ситуации в образовательном учреждении очень сложно, корпоративная солидарность педагогов относительно принципа «не выносить сор из избы» мощнейшая. Но если ты не хочешь выносить сор из избы, то хотя бы разберись грамотно в ситуации. Если ты не разрешишь конфликт сегодня, завтра конфликт разрешит тебя».

«Мирись, больше не дерись»

«Я не вижу тенденции к решению конфликтов с помощью докладных, напротив, судя по многочисленным видео в соцсетях, участники конфликтов «идут в рукопашную», - говорит директор Института психологии, заведующая кафедрой социальной психологии, конфликтологии и управления Уральского государственного педагогического университета Людмила Максимова. – Но если выбирать, я за цивилизованное русло. У нас же сегодня, к сожалению, не сформирована культура разрешения конфликтов, поэтому в случае их возникновения участники идут по пути, который лежит на поверхности. И тут возможности интернета выступают провоцирующим фактором. В сеть выкладываются видео школьных конфликтов, и какую цель при этом преследуют авторы – вопрос. Не секрет, что нередко эта цель – вызвать резонанс, получить больше «лайков» и повысить собственный статус».

По словам Людмилы Александровны, в образовательных учреждениях Свердловской области развиваются службы медиации (примирения). Мировой опыт доказал эффективность их использования для разрешения конфликтов. «Создаваться такие службы могут как в школе (в них входят педагоги, родители, психологи), так и по территориальному принципу (служба медиации на несколько образовательных учреждений), - рассказывает Людмила Максимова. – Причём одно другому не мешает. Скажем, школьные службы работают больше на профилактику, создают среду, благоприятную для сотрудничества, а территориальные могут привлекаться для разрешения конфликтов в сложных случаях и для обучения школьных специалистов по примирению».

Приживется ли эта инициатива в российской действительности, можно будет судить позже. Пока, по словам Игоря Морокова, обращений в аппарат детского омбудсмена меньше не стало, в этом году, например, их поступило более 300. При этом лидируют обращения по поводу конфликтов «ребёнок-ребёнок» и «ребёнок-учитель». «В любом случае разрешать конфликты необходимо, сама собой ситуация не разрешится. Она может только усугубиться, - говорит Игорь Мороков. – При этом главное, чтобы урегулирование конфликта не было сопряжено с унижением ребёнка, с нарушением его прав». 

Отпустить с Богом

Август Белкин, доктор педагогических наук, заслуженный деятель науки РФ:

– «Писанина», между прочим, отлично работает в конфликтной ситуации. Я, например, в бытность директором школы, приглашал к себе ученика. Недоволен учителем? Пиши, почему, что и как. Следом учителя – пишите, в чём, на ваш взгляд, суть проблемы. Соберу объяснительные, положу в стол, отпущу их с Богом и… наблюдаю. Опять произошёл конфликт? Милости просим ко мне с той же целью. Наберу так 3-4 объяснительные, а потом им их предъявляю. Ученику предлагаю привести родителей и обсудить претензии, он глаза округляет: «Неужели это всё я написал? Убейте меня». Не убивал, конечно, говорил: «Хромай отсюдова». А учителю предлагаю вынести вопрос на педсовет, обсудить с коллегами основы конфликтологии, с которыми, видимо, кое-кто не знаком. Это работало! Потому что иногда важно дать человеку толчок дл анализа самого себя.

И ещё очень важно уметь разделять стычку и конфликт. Конфликт – это всегда столкновение интересов, и разрешение его требует применения определённых технологий, а стычка чаще всего теряет актуальность сама собой или при минимуме усилий третьей, нейтральной, стороны. Путать эти понятия при оценке ситуации – роковая ошибка.

Простите, была не права

Ирина Колпакова, заместитель директора по правовому регулированию лицея №100 Екатеринбурга:

– Мы, наверное, одними из первых создали в 2014 году службы примирения. Долго, вдумчиво к этому шли, учились в Перми, Санкт-Петербурге, обучали медиаторов в центре «Диалог». Сегодня, оценивая эффективность этой службы, уверены, что пошли верным путём. У нас две службы примирения: взрослая (в неё входят учителя) и детская (в ней работают школьники). Все мидиаторы прошли специальные курсы, научились основам разрешения конфликтов, чтут принципы работы, главный из которых – при разборе любой ситуации соблюдать нейтралитет.

Службы примирения у нас работают по большей части на профилактику, мы уверены, что любой конфликт лучше предупредить, чем потом разбираться в запущенной, острой ситуации. Но бывает, конечно, всякое. Помню, работали по жалобе ученицы на учительницу, которая якобы выбросила вещи девочки в коридор и разбила при этом телефон. Педагог же утверждала, что вещи просто выставила, но это, конечно, тоже недопустимо. Пришли к решению, что родители подростка найдут мастерскую, а учитель оплатит ремонт. Но, на мой взгляд, самое ценное, что девочка потом подошла к учителю и извинилась за своё поведение.

Жестокие эксперименты

Анна Кирьянова, философ, психолог:

– Унижение убивает личность. Потому что главное качество личности – чувство собственного достоинства. Это основа, фундамент, стержень, без которых нет человека. И недаром унижение считается самой серьёзной психотравмой, последствия которой могут ощущаться всю жизнь. Именно в детстве человек не может защитить свои границы. Именно в детстве унижение так опасно и смертоносно для личности. Ребёнок не обладает возможностями ответить, защититься, отстраниться, свернуть контакт, не обладает опытом. Ребёнок попросту не понимает, что унижение – не нормально, если ему не с чем сравнить и негде получить поддержку. Он испытывает боль и стыд, но считает, что так с ним и надо обращаться; ведь взрослые знают лучше и могут правильно оценивать его поведение и его личность.

Раньше жестокие психологические эксперименты были дозволены; такая уж это наука – психология, она требует эксперимента, — так считали некоторые ученые. И группу детей с развитой нормальной речью учитель подвергал критике и насмешкам. Произношение, манеру говорить, голос – все это унижалось, и унижалась личность говорившего. Через некоторое время все дети, которых унижали, заболели логоневрозом, проще говоря – стали заикаться. Хотя до этого говорили совершенно нормально… Причём последствия оказались неизлечимыми; прошло много лет, эти дети стали взрослыми и даже немолодыми людьми, а заикание не прошло, несмотря на то, что им было предоставлено самое лучшее лечение и выплачены крупные компенсации. Помимо заикания, развились и другие психологические и даже психические проблемы – а всего-то учитель речь ребёнка критиковал и высмеивал; унижал публично личность! Так проявляются унижения, а ведь критика касалась лишь речи. Можно только представить, какие последствия имеет унижение самой личности ребёнка, когда критикуют не манеру произносить слова, а внешность, поведение, да просто самого ребёнка в целом. Унижают, называя оскорбительными словами или прозвищами, отказывают в уважении и внимании.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. В ожидании морозов. Какой будет погода на Среднем Урале на неделе?
  2. «Массаж вам к лицу». Как заметно преобразиться перед Новым годом?
  3. Танцы на льду. Где покататься на коньках в Екатеринбурге этой зимой?
  4. Праздники под классику. Как провести Новый год и Рождество с музыкой?
  5. 3000 абонентов Екатеринбурга сменят номера. Что нужно помнить для связи
  6. Единая социальная карта. Что она даст и как она работает у соседей?
  7. Как выглядел ледовый городок в Екатеринбурге в разные годы?

Самое интересное в регионах