aif.ru counter
Рада БОЖЕНКО 0 1637

«Бэушное, фу, как можно?». Как работает известный на Урале секонд-хенд

Владелец сети магазинов рассказал, почему выгодно приобретать одежду через «вторые руки», кто ее покупает и почему этот бизнес выгоден – в материале URAL.AIF.RU.

Унылое «у меня нет возможности обновить гардероб к весне» современные стилисты признали несостоятельной отговоркой. Благодаря секонд-хенду сегодня можно одеться стильно «за три копейки». Как на Средний Урал попадают новые дизайнерские коллекции, кто охотится за «сливками» и почему стереотипы безнадежно устарели, рассказывает владелец сети магазинов секонд-хенд Сергей Покрышкин.

Стартап «двух мешков»

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Сергей, вы, одевая Екатеринбург, несколько городов области, отчасти Пермь, Челябинск и Курган, носите ли сами одежду секонд-хенд?

Сергей Покрышкин: На мне рубашка из секонд-хенда, но из другого, не из нашего. Понятно же, что, если я возьму вещь из нашего магазина, я выберу самую интересную, а значит, покупатель останется без неё, то есть никто её не увидит и не спросит: «Где купил?» По сути, закрывается целый канал продаж. И у наших сотрудников нет права покупать вещи в своём магазине, только в другом и в свободное от работы время.

– А тогда, двадцать лет назад, всё тоже началось со стильной рубашки, купленной в секонд-хенде где-нибудь в Европе?

– Нет (смеётся), с двух мешков одежды. На самом деле я, окончив радиофак УПИ и работая на заводе, мечтал о собственном бизнесе. Причем неважно о каком. А подруга моей жены Евгении и её товарищ по стройотряду на тот момент как раз была собственником бизнеса по продаже одежды секонд-хенд, и у нас появилась возможность взять с отсрочкой два мешка товара. Это и было начало.

– Но у вас же наверняка был какой-то план развития, уверенность, что этот бизнес пойдёт, схема получения прибыли?

– Ничего подобного не было, только огромное желание иметь своё дело. Наверное, это был риск, но без страха. А что мне было терять? В случае провала я бы смог за два-три месяца отработать эти два мешка. В то же время не на бумаге, но в голове был план, и, конечно, была уверенность, что всё получится.

Так вот, получив товар, я пошёл от своего дома по улице Восстания в поисках помещения, которое можно взять в аренду. Нашёл свободные 40 «квадратов» в магазине «Ткани». Первые две недели мы работали без кассового аппарата, потом заработали на него, на оплату аренды. И дело пошло, хотя даже вывески никакой не было. Просто в «Ткани» заходило много женщин, и они открывали для себя новую точку по продаже секонд-хенда. Потом была другое помещение аналогичной площади, доставшееся нам в крайне запущенном состоянии. Но ничего, за вечер отремонтировали своими силами, зато там был хороший трафик, что сказалось на развитии дела.

«Наверное, это был риск, но без страха. А что мне было терять? В случае провала я бы смог за два-три месяца отработать эти два мешка. В то же время не на бумаге, но в голове был план, и, конечно, была уверенность, что всё получится». Фото: Сеть магазинов одежды Second Hand «Баско Пати»

«Фу, как можно?»

– То есть предубеждения у людей к этой одежде не было?

– На этом рынке был свой покупатель. Предубеждение тоже было, конечно: «Бэушное, фу, как можно?» Хотя таких людей было немного. Мы тут провели интересный анализ нашей клиентской базы, смотрите, что получилось: когда мы только начинали, думаю, не больше 5% населения пользовалось этим товаром, а сегодня – 50%. И это не считая детей и людей очень почтенного возраста.

– А нынешние покупатели отличаются от тех, конца 90-х – начала 2000-х?

– Конечно! Тогда люди об одежде, и этой, в частности, мало что знали, поэтому, наверное, и появлялись разные мифы. Сейчас же информированность населения несравнимо выше. Продвинутая молодёжь, например, приходит в магазины и сразу начинает выбирать брендовые вещи. Они знают бренды, знают, как выбрать самый интересный товар. У нас есть первая категория, «экстра», а есть «cream» (в переводе с английского «сливки». – Ред.) – это лучшее из имеющегося.

– Несмотря на «образованность» ваших сегодняшних покупателей, уверена, всё же не все знают, как попадают вещи секонд-хенд в Екатеринбург. Вы их как-то отбираете?

– Нет, этот процесс можно условно назвать «кот в мешке». В Европе переработка вторичного сырья – это большой бизнес. Люди разными способами сдают ненужную им одежду, которая поступает на фабрики и сортируется на то, что можно носить, и на то, что носить нельзя (кстати, есть заводы, которые перерабатывают 700 тонн сырья в сутки!).

То, что можно носить, классифицируется, класс выше идёт в развитые страны, например, в Россию, ниже – в страны с низким уровнем жизни, например, в Африку. Та одежда, что идёт в Россию, сортируется по наименованиям и по степени износа. У нас прямые договора с семью поставщиками в Бельгии, Германии, Голландии, Италии и Польше, от них мы получаем секонд-хенд в упаковках. Но надо иметь в виду, что наши поставщики закупают одежду по всему миру, в том числе во Франции и в США. Так вот, к нам поступают упаковки, но я не знаю, что в них конкретно лежит, в этом и есть прелесть продукта. В сортировочном цехе, откуда определённое количество товара уходит в магазины, у нас работает порядка 60 человек. Сейчас мы продаём около двухсот тонн одежды в месяц.

– Есть ли у вас «любимые» магазины, куда уходит лучший товар?

– Ни в коем случае! Может так случиться, что в один магазин поехала одежда с такой-то фабрики, во второй с другой и так далее. Но процентное соотношение «cream», экстра и первой категории везде примерно одинаковое. Люди приходят в наши магазины, чтобы купить недорого хорошую, интересную одежду. Это самое главное, и какие-то торговые точки мы не выделяем.

У нас случаются ротации между магазинами. Например, провисели вещи от первоначальной цены до акции, к примеру, «всё по 120 рублей», мы их снимаем и привозим в другой магазин. Но только для следующей распродажи, в новое поступление они не идут. Это наше отличие от других российских сетей.

– «Пережив» такие долгие путешествия, вещи тем не менее выглядят аккуратно, они даже не мятые. За счёт чего?

– За счёт силы тяжести (смеётся) Нет, правда, в первый день поступления некоторые вещи реально мятые, а потом отвисаются. Хотя у нас был человек, который работал с профессиональным отпаривателем, «утюжил» вещи. Но это столько работы… Сегодня, когда объёмы возросли, это просто не реально! Новое поступление – это сто тонн товара, то есть порядка шести-семи фур (морских контейнеров). К тому же отпаривание, отутюживание неизбежно привело бы к наценке.

И потом, если вещь не постирана, утюжка «заглаживает» грязь, поэтому покупатели порой просили: «Не трогайте, не гладьте, не портите вещь!» В итоге мы отказались от этой функции.

Среди молодых людей сейчас модно прийти в секонд-хенд и откопать какую-то «фишку». Люди приходят сюда ещё и за азартом, привлекает тот самый «кот в мешке».

Откопать «фишку»

– Кстати, о чистоте. Противники секонд-хендов в качестве «козыря» выкладывали возможную «заразность» этой одежды.

– Она не стирается – это точно. Но обязательно проходит антисептическую обработку определёнными газами при определённой температуре. Без шуток, как-то раз я обратил внимание, что у меня сотрудники, работающие на опте, не болеют. Получается, что это обеззараживание настолько мощное, что распространяется вокруг. Стереотип же сложился, вероятно, с тех времён, когда в Россию завозили «сырьё» – необработанный товар, но такой подход остался в прошлом.

– А на стереотип «это одежда вчерашнего дня» вы что ответите?

– Уверен, наши покупатели убедились в его несостоятельности. Смотрите, схема простая. Допустим, в Италии появилась новая коллекция одежды. В Германию она приезжает через год (это не голословное утверждение, а факт, подтверждённый нашими знакомыми, живущими в Германии), а в Россию ещё через год, то есть через два года после «рождения». А с секонд-хендом что происходит? В Италии эту одежду поносили, сдали в течение полугода, и она сразу же приехала к нам. Получается, что у нас опережение как минимум на год. Или, если посмотреть с другой стороны, получается, что мы отстаём от новинок всего на полгода-год.

– Можете ли вы нарисовать условный портрет покупателя?

– На самом деле это непросто сделать, поскольку наши покупатели – это люди 13+. Стало больше мужчин, они порой даже задают тон. Очень много молодёжи. Среди молодых людей сейчас модно прийти в секонд-хенд и откопать какую-то «фишку». Люди приходят сюда ещё и за азартом, привлекает тот самый «кот в мешке».

– То есть для молодёжи это своего рода квест?

– И не только для молодёжи. Люди вполне солидного возраста объезжают в выходные дни по несколько магазинов. Более того, создаются «клубы», члены которых распределяют между собой торговые точки и потом обмениваются информацией: «Здесь видели то-то, а там появилось то-то». А за оптовыми покупателями вообще интересно наблюдать. Они, по идее, должны открыть мешок, посмотреть, нравится или не нравится, и решить, берут или нет. А на деле получается так: сверху посмотрели, поглубже глянули, забылись, увлеклись и давай «листать» – а вдруг самое интересное где-то на дне?

– А как складывались ваши отношения с брендами, которые в начале нулевых зашли в Екатеринбург?

– Мы не пересекались и друг другу никогда не мешали. У нас есть покупатели с очень хорошим достатком, здесь всё зависит от жизненной позиции человека. Есть дамы, которые могут себе позволить купить платье от Chanel, но им это попросту не надо. Они приходят к нам и находят какую-то интересную вещь в единственном, замечу, экземпляре. Это вопрос не денег, а жизненной философии. Замечено: кто заболел секонд-хендом, тот с ним уже не расстанется.

И потом, не секрет, что ряд фирм раньше отшивали коллекции на европейский рынок из одних материалов, а на российский – из других. Сейчас это не так явно, но всё же встречается. У нас был такой случай на таможенном досмотре, когда инспектор взял вещь, смотрит на неё и сокрушается: «Блин, что же я вчера в магазине купил?!»

«Я, окончив радиофак УПИ и работая на заводе, мечтал о собственном бизнесе. Причем неважно о каком. А подруга моей жены Евгении и её товарищ по стройотряду на тот момент как раз была собственником бизнеса по продаже одежды секонд-хенд, и у нас появилась возможность взять с отсрочкой два мешка товара. Это и было начало». Фото: Сеть магазинов одежды Second Hand «Баско Пати»

Вещий сон

– Не слишком ли вы балуете покупателя системой скидок, доходящих до тех самых «трёх копеек»?

– Хотите верьте, хотите нет, но мне эта система приснилась. В один «прекрасный» момент на начальном этапе мы так «доразвивались», что оказались в долгу, превышающем оборот раза в два. Но долги-то надо отдавать! И пришло такое решение: во-первых, поменять качество товара, а во-вторых, систему ценообразования, в том числе систему уценки товара. Утром просыпаюсь и понимаю, что именно необходимо предпринять. Состояние тогда было «то ли сплю, то ли не сплю», как асана Шавасана в йоге. Мы избавились таким образом от остатков, купили другой товар, по-иному подошли к оценке стоимости. В итоге за три месяца увеличили оборот в 12 раз, при тех же затратах.

А что касается покупателей, то 15–30% цена не волнует (видимо, настолько она у нас низкая), эти люди приходят покупать самый интересный товар. Остальные, да, предпочтут купить вещи по процентным и рублёвым скидкам. По рублёвым скидкам (скажем, «каждая вещь 100 рублей»), к слову, мы продаём товар в убыток, но при этом зарабатываем на других вещах. Грубо говоря, мы перераспределяем себестоимость от вещей, которые менее ликвидны, на более ликвидные. А ликвидность определяет покупателя.

– Как на вас сказалось повышение НДС?

– Есть стоимость товара, к этому добавляется стоимость доставки, таможенная пошлина, а уже на всё это накручивается НДС. По этой схеме можно примерно проследить, насколько увеличилась входная стоимость. Да, увеличились все накладные расходы, и мы их заложили в подорожание товара примерно на 30%. В целом покупатели восприняли это спокойно, особенно учитывая нашу систему скидок.

– Сергей, у вас сегодня есть ощущение, что тогда, в конце 90-х, вы пошли правильным путём? Или, может быть, посещают мысли вернуться на завод?

– Правильный или неправильный, изменить этот путь мы уже не можем (смеётся) А вернуться на завод… Ну разве что для того, чтобы отдохнуть от уровня ответственности, от необходимости думать за целое предприятие.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. «Солнца станет меньше». Какой прогноз дали синоптики для Среднего Урала?
  2. Отдых для родителей. Как отдать ребенка в летний лагерь в Екатеринбурге?
  3. Календарь Великого поста - 2019. Что необходимо знать постящимся?
  4. Визит Путина и бренд-бук. На что потратят 600 млн к юбилею Екатеринбурга?
  5. Большой Bach-Fest, хор и дети. Чем удивит Свердловская филармония в марте?

Самое интересное в регионах
Роскачество
Как вы считаете, в Екатеринбурге должным образом убирают снег?