Рада БОЖЕНКО 0 344

Как на Среднем Урале остановить охоту на ведьм

«Открывая лицо», человек, живущий с ВИЧ-инфекцией, несёт особую миссию», – уверен главный редактор газеты «Берёзовский рабочий» Сергей Стуков, принявший на работу ВИЧ-инфицированного сотрудника.

Попробовать всё

Рада Боженко, «АиФ Урал»: Сергей Викторович, вы помните, когда впервые услышали о вирусе иммунодефицита человека, о СПИДе?

Сергей Стуков: В 90-е годы. Ассоциации были ужасные, страшные: «Чума ХХ века», люди умирают. Боялись с девушкой за ручку подержаться, потому что «можно СПИДом заразиться». Было крайне мало информации, но был страх. Сегодня у меня, конечно, никакого страха нет, но есть очень много информации, которая абсолютно доступна для всех.

– По идее, страх должен был мотивировать людей на профилактику. Но уровень распространённости ВИЧ-инфекции показывает – этого не произошло. Почему?

Досье
Сергей Стуков. Родился в 1978 году в Свердловске. Учился в Гуманитарном университете на социолога. Работал в пенитенциарной и судебной системах. В журналистику пришёл в 2000 году. Был редактором «Другой газеты», фотокорреспондентом и журналистом газеты «Берёзовский рабочий». Год назад возглавил издание.
– Мне кажется, дело в нашем менталитете. Когда на что-то есть запрет, непременно хочется это попробовать. Когда есть страх… Знаете, как фильмы ужасов – тебе страшно, но ты всё равно их смотришь, «пищишь, но лезешь». Тем более тогда только началось, то, что мы называли свободой. Хотелось попробовать ВСЁ! Помню, когда мне было 16 лет, я работал на лодочной станции спасателем. Это был 1994 год. Наркоманы и наркотики были везде: справа, слева, спереди, сзади. И мне всё это предлагалось, но я в своей жизни так ничего и не попробовал, к счастью. Однако в то время ВИЧ-инфекция всё же была распространена в определённых кругах, сейчас в этот процесс включены все социальные и возрастные категории.

Но сегодня, благодаря обилию информации, люди понимают, что с ВИЧ-инфекцией можно жить полноценно. Услышав диагноз, большинство не испытывает того шока, который переживали в аналогичной ситуации люди в 90-х годах. Ведь тогда многие, узнав об инфицировании, или добровольно уходили из жизни, или пускались во все тяжкие, дескать надо успевать жить.

– Несмотря на всю просвещённость, наше общество не может похвастаться цивилизованным отношением к людям, живущим с ВИЧ.

– Да, и вряд ли в ближайшее время что-то изменится. Наше общество в принципе нетолерантно, нетерпимо ко всем «инакомыслящим»: к религиозным меньшинствам, к сексуальным меньшинствам, даже к женщинам или к людям, занимающим скромные должности… Нетерпимость происходит на всех уровнях. И ВИЧ-инфицированные – в ряду со всеми.

Лучше многих из нас

– В этой атмосфере вы, взяв на работу человека, живущего с ВИЧ-инфекцией, совершили поступок. Не опасались последствий?

– Нет. Но я ждал реакции от коллег – руководителей СМИ области. Думал: что они на это скажут? Реакция была нулевая. А в редакции Петра (Пётр Головин – живущий с ВИЧ с «открытым лицом». – Прим. ред.) приняли хорошо, Петя – лучший друг.

Я знаю очень мало социально ответственных работодателей, которые, например, предоставляют места инвалидам. А с людьми, живущими с ВИЧ, подозреваю, они незнакомы. У нас на всю область всего три человека живёт с «открытым лицом». Между тем это МИССИЯ, и я Пете об этом всё время говорю. Он, кстати, долго готовился к тому, чтобы «открыть лицо», заявить: « я человек, живущий с ВИЧ». Переживал, что его сосед перестанет (смеётся) пускать мыться в баню, много о чём переживал. Но в конце концов открылся. И… ничего не произошло. Как жил, так и продолжает жить. Петя прикольный! Он в плане восприятия жизни лучше многих из нас.

– Что вы подразумеваете под словом «миссия»?

– Петя должен нести информацию. Он знает, что сказать людям с ВИЧ, он разговаривает с ними на одном языке. Недавний пример. Одна из телекомпаний сняла чудовищный сюжет: «Спидоноска из Берёзовского заражает мужиков». Глазки девочке узенькой полочкой прикрыли, естественно в маленьком городе её все узнали. Она собиралась наложить на себя руки – наш Петя спас её. Нашёл, привёл в редакцию, она дала нам интервью, рассказала, как было на самом деле. Ей стало полегче. После этого федеральные каналы хотели сделать из девочки сенсацию, но Петя сказал: «Я её никому не дам! Пусть живёт спокойно».

Самое любопытное, что руководитель программы, пустивший этот сюжет, ВИЧ-диссидент. То есть сюжет о «заражении СПИДом», которого, по его мнению, нет. Что не сделаешь ради славы, даже своими принципами поступишься.

У нас в городе тоже, к слову, есть ВИЧ-диссиденты. И открытые, которые об этом говорят постоянно, и закрытые, которые так думают, но молчат. Но в сознании людей что-то меняется, когда они получают информацию о ВИЧ-инфекции, когда мы пишем об этом. Не так давно в редакцию приехал один предприниматель, взял у нас два теста. Тогда как, было время, он говорил о том, что никакого ВИЧ, никакого СПИДа не существует.

На одном языке

– Какую, на ваш взгляд, самую большую опасность несут ВИЧ-диссиденты?

– Всё очень просто. Есть люди, которые им верят, не принимают терапию и… умирают. Но самое страшное, когда в их идею начинают верить матери, которые отказываются от терапии для своих детей, обрекая их на гибель. Взрослый человек всё же сам принимает для себя решение, а дети-то в чём виноваты? Кроме того, ВИЧ-инфицированные люди, уверовавшие в идеи ВИЧ-диссидентов, считающие, что нет ни ВИЧ, ни СПИДа, становятся распространителями заболевания.

– Что мы сегодня можем сделать для того, чтобы остановить ВИЧ-инфекцию?

– Информировать людей, мотивировать их на прохождение тестирования на ВИЧ-инфекцию. Кроме того, раздавать презервативы и шприцы – это, я считаю, самая лучшая профилактика. Понимаю, что с этим сложно согласиться. Но есть организации, которые работают с женщинами, оказывающими сексуальные услуги. Они ведь не учат их: «ай-ай-ай, нельзя спать с чужими мужиками». Они им раздают презервативы и водят на анализы в больницу, соответственно эти женщины не болеют и не заражают никого. Вот это эффективный способ. Если ты им будешь раздавать красивые цветные буклетики, с большой долей вероятности девушки просто вас пошлют. А если ты им поможешь научиться ответственно относиться к своему здоровью, к здоровью окружающих – совсем другое дело. В конце концов, не будут же они всю жизнь этим заниматься.

И тут перед нами стоит задача развития равного консультирования, потому что все эти лекции, которые читают медсёстры, – это для отчётности. С группами риска должны работать равные консультанты. Они знают, что сказать, они это пережили. Они, по большому счёту, единственное связующее звено между людьми, ведущими определённый образ жизни, и обществом.

Но обнажается ещё одна проблема. Допустим, вытащили человека из употребления наркотиков, дальше ему куда податься? Пришёл в центр занятости – нет работы, пошёл паспорт восстанавливать – плати две тысячи, к предпринимателю подался – извини, у меня таджики задёшево работают. Системы социализации, возвращения в общество таких людей нет.

– Сергей Викторович, вы уже сказали, что сегодня страха в отношении ВИЧ-инфекцией нет. Может, это и плохо? Может, стоит больше пугать людей?

– Это уже проходили и у нас в стране, и за рубежом. В итоге люди боялись не ВИЧ-инфекции, а людей, которые с ней живут. И весь свой страх, всю свою злость направили на них. И всё это выливалось в гонения, в охоту на ведьм. Мы ещё долго будем пожинать эти плоды страха. Но надежда, что получится остановить этот процесс, есть. Главное – доводить до людей истинную информацию. «Истина» здесь очень важное понятие, потому что, когда ты уверен – это истина, ты хочешь ей поделиться. Так вот, мне кажется, в этой теме я знаю истину. И готов ей поделиться.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как получить визу США после отмены собеседований в генконсульствах?
  2. Не только День Екатеринбурга. Где отдохнуть в выходные с 19 по 20 августа?
  3. Операция «Школьный базар». Сколько стоит собрать ребенка в школу?
  4. Судебные приставы заблокировали ваш счет. Как вернуть долг?
  5. На каких участках и когда перекроют проспект Ленина в Екатеринбурге?
  6. Когда начнут реконструировать Макаровский мост в Екатеринбурге?
  7. Поднимутся ли цены в Екатеринбурге после объединения «Яндекс.Такси» и Uber?
  8. Где в Екатеринбурге ливневая канализация не справляется в дождливую погоду?
  9. Бюджетников переводят на зарплатную карту «Мир». Могу я от неё отказаться?
  10. Какие маршруты общественного транспорта исчезнут с карты Екатеринбурга?
Самое интересное в регионах