Рада БОЖЕНКО 0 77

«Мы приходим внезапно». Куда на Среднем Урале едет медицинская «телега»

Андрей Цветков - о «бережливых поликлиниках», утолении кадрового голода и «сумасшедших» в отрасли.

Дмитрий Шевалдин / «АиФ-Урал»

«Никто так не расскажет про то, хорошее здравоохранение или плохое, как пациент», - уверен гость «АиФ-Урал», министр здравоохранения Свердловской области Андрей Цветков.

Отличники из Ташкента

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Андрей Игоревич, не так давно вы подвели итоги работы по приоритетным региональным проектам в сфере здравоохранения. Один из них – создание «бережливых поликлиник». Расскажите, в чём их суть?

Андрей Цветков: Это проект, предназначенный для повышения качества и доступности первичной медико-санитарной помощи населению. В первую очередь речь идёт о создании комфортных условий записи на приём к врачу и её своевременности. Проект подразумевает также ликвидацию «бюрократических» барьеров между медицинским работником и пациентом. Мы видим сегодня положительные примеры работы «бережливых поликлиник» и в Екатеринбурге, и в Свердловской области. Более того, многие медицинские учреждения находятся сегодня на втором этапе реализации проекта – то есть это не только обновленные зоны ожидания, зоны записи, но уже и доступная среда, позволяющая пациенту попасть в кабинет врача. Работает удобная система навигации, благодаря которой человеку нет необходимости тратить время, например, на поиск нужного кабинета. Второй этап подразумевает и ремонт этих кабинетов, их оснащение, то есть создание комфортных условий пребывания человека в медицинской организации. Любой человек, болея, и так испытывает дискомфорт, и понятно, что обшарпанные стены радости ему не добавляют. 

Эта многоходовая программа позволит нам в течение трёх лет все регистратуры сделать «бережливыми».

- Попасть в комфортный кабинет без нервотрёпки – это хорошо. Но не менее важно, чтобы этот кабинет не был пуст. Не секрет, что область испытывает определённый кадровый голод. Есть надежда, что он будет «утолён»?

- Да, дефицит кадров в первичном звене здравоохранения есть. Сегодня у нас не хватает несколько сотен врачей, это и терапевты, и кардиологи, и неврологи, и врачи других специальностей. При этом в стационарах у нас наблюдается даже профицит врачей.

Разумеется, мы разными путями решаем эту проблему. Сейчас, например, в медицинском университете 608 студентов, за обучение которых платит Свердловская область. Эта программа работает в регионе уже шесть лет. Более того, по инициативе губернатора число студентов, обучающихся за счёт областного бюджета, будет увеличено ещё на 50 человек.

В этом году университет выпустил уже на 100 врачей больше, мы вместе с главами муниципалитетов участвовали в их распределении. Это очень полезный опыт, поскольку молодой врач получает доступную информацию о том, в каких условиях он будет работать и где будет жить. В этом году заработала губернаторская программа по обеспечению жильём работников бюджетной сферы (в том числе медиков), на это выделено 150 миллионов. Но, помимо этого, ведь и главы муниципальных образований обеспечивают медиков служебным жильём. У нас в регионе, наверное, как нигде много мер социальной поддержки медицинских работников, ведь все понимают: чтобы насытить регион специалистами, нужно создать им комфортные условия.

Губернаторская программа подразумевает ежегодное выделение средств и обеспечение медиков в сельских территориях, малых городах жилищными сертификатами. Мы оплачиваем поднайм жилья (до шести тысяч рублей), выплачиваем 35 тысяч рублей подъёмных.

Думаю, благодаря совокупности всех мер мы за два-три, максимум четыре года дефицит кадров погасим.  

- Подозреваю, что обеспечение жильём происходит на определённых условиях?

- Конечно. Когда мы организовали работу по целевой подготовке студентов в медицинском университете, преследовали цель «привязать» человека к конкретной больнице. И это получается. Сегодня 97% выпускников трудоустраивается. Такого, что полкурса выпускников в медицину не пошли, как было раньше, сейчас нет.

- Можно заметить, что в лечебных учреждениях появились врачи – трудовые мигранты из стран ближнего зарубежья. Уральцы, бывает, настороженно к этому относятся. Вызывает сомнение уровень их квалификации.

- На самом деле их немного, но они есть. Что же касается сомнений, то они абсолютно беспочвенны. Существует государственная система сертификации этих кадров. Пока медики из ближнего зарубежья не сдадут все экзамены, которые должны сдать, до работы они не допускаются. Исключение – те специалисты, которые получили дипломы государственного образца до развала Советского Союза.

У нас сегодня работает более 90 врачей из северного Казахстана – там сильная подготовка. Сильные медицинские университеты и в других бывших союзных республиках. Так, например, Ташкентский медуниверситет был одним из лучших в стране. И потом, давайте говорить прямо, качество и тех специалистов, что готовим мы, тоже разное. Мы видим ребят, у которых средний балл «пять», и видим тех, у кого средний балл «три». Так что лучше – отличник из Ташкента или троечник из Екатеринбурга – ещёбольшой вопрос.  

567
ФАПов принимает пациентов в области.

…Тогда мы едем к вам

- Вы знаете, что президент России покритиковал пресловутую оптимизацию здравоохранения. В частности, заметил, что на местах «увлеклись» в процессе ликвидации фельдшерско-акушерских пунктов. Сколько у нас ФАПов попало «под нож»?

- В области сегодня работает 567 ФАПов, из них 20 передвижных. И каждый год их количество не уменьшалось, а увеличивалось. Но надо понимать: есть федеральные нормативы, согласно которым ФАП должен быть в населённом пункте, где проживает более 100 человек, и который находится более чем в шести километрах от ближайшей медицинской организации.

В области есть поселения, где проживает около двух десятков человек (а где-то и того меньше), но и они не оставлены без медицинской помощи. Во-первых, там есть домовые хозяйства, обеспеченные аптечкой оказания первой помощи, и есть ответственные за оказание этой помощи, специально обученные люди. Во-вторых, с такими населёнными пунктами мы используем мобильные формы работы. 

Более того, мы пошли дальше. Мы первый в России регион, где работают  два пилотных «ФАПа с тарелкой». Это телемедицинская технология, доступная из этой машины. Мы хотим довести количество мобильных ФАПов с функцией телеконсультаций до количества управленческих округов, то есть примерно до 10. Это выход! Представьте опустевший населённый пункт, где осталось, скажем, шесть стариков, которые не могут никуда поехать. И телеконсультации эндокринологом, хирургом, врачом любой другой специальности - это, повторюсь, выход. Пациент видит врача, врач видит больного, он его консультирует, делает назначения, фельдшер потом приезжает, забирает анализы… Это заработало, «телега поехала»!

Кроме того, как известно, у нас есть и передвижные флюорографы. В 2017 году они на 40% своей нагрузки были задействованы именно в сельских территориях, это значит, что было обследовано несколько сотен тысяч жителей. В диамобиле в минувшем году более тысячи пациентов с сахарным диабетом было осмотрено. У нас есть мобильные консультационные пункты. А в этом году в области появится и передвижной стоматологический кабинет.

Словом, мы идём по принципу: если у вас по нормативу не должно быть ФАПа, мы к вам приедем.

- И окажем плановую и неотложную помощь?

- Неотложная помощь – отдельная история. С 1 февраля у нас полноценно заработал Центр мониторинга тяжёлых больных, в области работаетсемь профильных реанимационных консультативных центров, где тоже есть видеоконсультирование. Такая система мониторинга позволяет не задерживать пациента там, где ему не будет оказана полноценная помощь. Центр медицины катастроф аккумулирует всю информацию о тяжёлых больных и активно участвует в их эвакуации.

И тут как раз уместно сказать, что мы развиваем санитарную авиацию. По поручению губернатора у нас сейчас будет больше современных вертолётов с реанимационным модулем, и летать мы будем чаще, с большей скоростью, на бОльшие расстояния. Тем более в области при лечебных учреждениях оборудовано более 20 вертолётных площадок, а в этом году выделены средства на строительство ещё двух площадок Центра медицины катастроф. Это, как вы понимаете, позволяет вывозить с дальних территорий тяжёлых больных, в том числе с коронарным синдромом.  А в случае серьёзных ДТП вертолёты будут садиться на прямо трассу. То есть у нас будет как в кино. Планируется, что будут совершаться и ночные полёты. Сегодня, как известно, мы ночью не летаем.

Всё это помогает повысить доступность экстренной помощи.

С пациентом тет-а-тет

- Андрей Игоревич, вот вы ездите с инспекцией в больницы области…

- На самом деле цель этих поездок ознакомительная.

- Пусть так. Но вы же делаете какие-то выводы? На каком основании? По результатам встреч с администрациями, с сотрудниками больниц?

- Формат выездов следующий. Это обязательно встречи с главами муниципальных образований, с председателями дум, с пациентскими организациями. Это обязательно приём граждан, посещение медицинского учреждения, беседа с медработниками, с больными. Только так становится понятно, что происходит. Никто так не расскажет про то, хорошее здравоохранение или плохое, как пациент. Поэтому я обязательно захожу  в палаты, интересуюсь, как относятся врачи, приходится ли что-то людям покупать и так далее. Мы приходим внезапно, так что никто пациентов к встрече с министром не готовит. К своей радости, отмечаю, что основная масса пациентов удовлетворена тем, как работают наши специалисты. Бывают нюансы, в которых мы обязательно разбираемся.

ДОСЬЕ
Андрей Цветков родился в 1969 году в Свердловске. Окончил Уральский государственный медицинский институт. Работал в медицинских учреждениях Свердловской области. В том числе медбратом выездной бригады станции скорой помощи, затем главным врачом больниц среднего Урала. С 2012 года – главный врач Свердловского областного противотуберкулезного диспансера. В 2018 году указом губернатора назначен министром здравоохранения Свердловской области.
- Так всё гладко получается…

- Нет. Если смотреть глобально, то мы должны приложить огромные усилия к двум проектам. Это, во-первых, оказание помощи больным с острым коронарным синдромом, с инфарктом миокарда (тут, как я уже сказал, мы будем использовать санитарную авиацию). Во-вторых, это онкологические заболевания. Количество больных у нас, как и во всем мире, растёт год от года. Нам пока не удалось достигнуть целевых показателей по снижению смертности. Здесь должны работать как высокие технологии оказания специализированной помощи, так и раннее выявление. Обе составляющие сегодня работают не в полной мере, поэтому у нас будут серьёзные проекты по строительству новых объектов здравоохранения в рамках частно-государственного партнёрства, по ядерной медицине, по иммунотерапии опухоли и так далее. Понимаете, в каждом деле должен быть свой «сумасшедший», и мы стараемся привлекать в нашей отрасли разных классных специалистов. Надеюсь, все усилия, которые мы прилагаем, дадут результат. Он будет не завтра. Но со временем мы добьёмся снижения смертности от этой патологии.

Материал подготовлен: АиФ-Урал

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. В каких районах столицы Урала обновят тротуары до конца 2018 года?
  2. 295 лет. Чем удивит День города в Екатеринбурге в этом году?
  3. Какие звезды приедут на 295-й День города Екатеринбурга?
  4. Как поедет общественный транспорт в День города Екатеринбурга?
  5. Трезвый юбилей. Где запретят продажу алкоголя на 295-летие Екатеринбурга?
  6. Какие дороги перекроют на время празднования Дня города в Екатеринбурге?
  7. Как определить качество арбуза по визуальным приметам?
  8. Как выбрать качественную рыбу на прилавках магазинов?
  9. Кто ответит за ущерб имуществу, причиненный во время капремонта жилья?
  10. Где в Екатеринбурге провериться на гепатит С?

Самое интересное в регионах