aif.ru counter
Рада БОЖЕНКО 225

Вернуть с того света. Правила жизни лучшего реаниматолога из Екатеринбурга

Заходя в отделение, врачи надевают на душу «рубашку».

Желание пациента жить во многом определяет успех труда медиков.
Желание пациента жить во многом определяет успех труда медиков. © / Автор фото: Ольга Белкина / www.okb1.ru

«Мы не умеем жаловаться. Нас научили работать в данных конкретных обстоятельствах с максимальной отдачей», – говорит о российских медиках ведущий ординатор реанимационно-анестезиологического отделения Свердловской областной клинической больницы №1 Ольга Малкова.

На минувшей неделе стало известно, что доктор Малкова признана лучшим анестезиологом-реаниматологом России.

Самосохранение

Рада Боженко, «АиФ Урал»: Ольга Геннадьевна, это высокое звание накладывает дополнительное бремя ответственности или окрыляет?

Ольга Малкова: Честно говоря, ещё не поняла, как к этому событию относиться. Осознаю, всероссийское признание – это почётно, здорово, но глобальных эмоций по этому поводу у меня нет по той простой причине, что каждый день много-много-много работы. Я её с удовольствием делаю и, моё счастье, люблю. Истинная награда для меня – когда пациент поправляется. А признание – свидетельство того, что ты в этой жизни что-то умеешь и профессионально состоялся.

– По моим наблюдениям, в вашей специализации всё же больше мужчин.

Досье
Ольга Малкова выпускница 1994 года Свердловского медицинского института. Прошла клиническую интернатуру по специальности «Анестезиология и реаниматология», в 2001-м защитила кандидатскую диссертацию. С 2002 года – старший ординатор отделения реанимации и интенсивной терапии ОКБ №1. В 2014 году защитила докторскую диссертацию.
– На самом деле в анестезиологии много женщин. Они более выносливы, так филогенетически сложилось. Господь создал женщину, которая может вынести на себе всё! Да, нагрузки у нас большие, но мы не делим их на «мужские» и «женские». Во время работы в нашем коллективе нет мужчин и женщин – есть врачи. А я всегда, с детства, хотела быть именно анестезиологом-реаниматологом. Так получилось, что в возрасте четырёх лет меня прооперировали по поводу аппендицита. Мой врач был такой большой, такой красивый, такой добрый, и именно он избавил меня от боли, поэтому я сразу впечатлилась этой специальностью.

Мне интересна моя специальность и эмоционально – мы работаем на положительный результат, и важно, чтобы он был получен сегодня, сейчас, в ближайшее время.

– В реаниматологии только два исхода: либо человек остаётся жить, либо уходит. Невероятная эмоциональная нагрузка. Как вы с ней справляетесь?

– Это трудно. Но я научилась надевать эмоциональную рубашку своей души. Хотя очень многих пациентов я помню. Помню девочку, которая очень тяжело болела и лежала в реанимации полгода. Она, к сожалению, погибла… Мы с ней очень срослись по-человечески. Таких отпускать ещё тяжелее. После этого я запретила себе «подпускать» больных так близко, чтобы потом не было так больно. Хотя переживаешь за каждого пациента. Всегда.

– За успехом медиков стоят навыки, знания, опыт, в конце концов – элемент удачи…

– …И умение работать в команде. Это очень важно! Один в поле не воин. Но если бы вы могли наблюдать, как мы работаем в экстренных ситуациях, например проводим сердечно-лёгочную реанимацию, вы бы заметили, что у нас есть лидер. Вообще, лидер есть всегда.

Мне кажется, когда врач работает в маленькой больнице, неся ту же функциональную нагрузку, тот же груз ответственности, ему должно быть немного неуютно. Ведь он один. Наше счастье, что у нас в коллективе огромное количество людей. Ты всегда имеешь возможность посоветоваться, на кого-то опереться, с кем-то даже всплакнуть, если сам себе позволишь. Это очень важно. Как важно и постоянно учиться, думать, слушать, слышать.

Болезнь – это работа

– Были в вашей практике случаи, про которые вы могли бы сказать: «Это чудо, это было дано свыше»?

– Если бы вы спросили меня об этом лет десять назад, скорей всего я бы сказала «да». Сейчас я понимаю, что за любой сложной, тяжёлой историей, которая заканчивается хорошо, всегда стоит огромный труд. То, что ты вложил в пациента. Так что в чудеса мы точно не верим, они рукотворны.

– Многое ли зависит от желания пациента жить?

– Очень! Мы всегда говорим нашим пациентам, чтобы они нам помогали. Чтобы они не просто хотели жить, а боролись. Болезнь – это та же работа. Трудная. Тяжёлая. Надеяться на врачей, конечно, нужно, но без участия пациента, без его труда мало что может получиться. Порой желание жить побеждает всё: неудачи, огрехи, осложнения… Вот это, кстати говоря, можно отнести к разряду чудес.

– Несколько лет назад общественность поднялась на защиту права людей посещать своих близких в отделениях реанимации. В результате Минздрав РФ спустил в регионы соответствующее распоряжение и правила…

– Мы всегда разрешали посещения пациентов реанимации родственниками. Более того, в ряде случаев мы их активно ищем. Зовём: «Приходите, мы хотим вам всё показать, всё объяснить». Есть пациенты, которых мы не можем поставить на ноги, и мы понимаем, что без помощи близких им придётся очень тяжело. Наша задача на этапе реанимации – научить родственников не бояться, эмоционально перестроиться, научить ухаживать за лежачим человеком, разговаривать с ним. Многие люди пугаются, видя многочисленные трубки: «Что нам со всем этим делать?» Объясняем, что, зачем, почему.

И навещать в реанимации близких надо, разговаривать с ними, рассказывать о хороших вещах, о домашних делах. Не важно, в каком он состоянии – в сознании или в коме. Мы не знаем, слышит он нас или нет, чувствует или нет. Что в этом отношении придумал Господь, никому не ведомо.

«Своя» наука

– Как-то доктор Фечина (Детский онколог, кандидат медицинских наук. – Прим. ред.) заметила, что наука на коленке не делается. Вы, как человек, занимающийся прикладной наукой, комфортно себя чувствуете в нынешних условиях?

– Конечно нет. Это ведь проблема не нашей больницы и даже не нашего региона, она общегосударственная. Честно говоря, не хотелось бы вдаваться в политику, но средства, которые выделяются на здравоохранение… Так не должно быть. Хотя мы не умеем жаловаться, нас так воспитали. Нас научили работать в данных конкретных обстоятельствах с максимальной отдачей. Если я не могу изменить ситуацию, если от меня она не зависит, я должна сделать так, чтобы получить в ней максимальный результат. Все мои коллеги в больнице сделали «свою науку» на своём рабочем месте, у постели больного. И, поверьте, наши разработки достойны мировой трансляции. Более того, могу сказать точно, что зарубежные коллеги в ряде случаев искренне восхищаются нами. При этом они, скорей всего, не догадываются, в каких условиях у нас проводятся исследования и получаются результаты. У них же все немножечко по-другому. Откровенно говоря, совсем по-другому.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Опасный сезон. Как не отравиться лесными грибами?
  2. «Царские дни – 2019». Что ждет гостей православного фестиваля?
  3. Лето продолжается. Какой будет погода на Среднем Урале?
  4. Наследие ЧМ. Что Екатеринбург приобрел и потерял после праздника футбола?

Самое интересное в регионах
Роскачество